Ассоциация Экосистема (сайт www.есоsystеmа.ru)

Обращение с посетителям сайта

Помочь сайту / Donate




Учебно-познавательные экскурсии на АгроБиоФерму в Подмосковье !

ГЛАВНАЯ >>> ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ >>> "ПЕСНЬ И ПЛАЧ МАТЕРИ-ЗЕМЛИ"
Фотографии автора: природа Западной Сибири


Главная
English
Биологический кружок ВООП
  Гостю кружка
  Планы кружка
  Экспедиции и выезды
  Исследовательская работа
  Программа "Parus"
  История кружка
  Контакты кружка
Полевой центр
  Фотогалерея
  Летопись биостанции
  Статьи о биостанции
  Исследовательские работы
Учебные программы
  Полевые практикумы
  Методические семинары
  Исследовательская работа
  Экспедиции и лагеря
  Экологические тропы
  Экологические игры
  Публикации (статьи)
Методические материалы
  Цветные печатные определители
  Карманные определители
  Определительные таблицы
  Энциклопедия природы России
  Компьютерные определители
  Мобильные определители
  Учебные фильмы
  Методические пособия
  Полевой практикум
Природа России
  Минералы и горные породы
  Почвы
  Грибы
  Лишайники
  Водоросли
  Мохообразные
  Травянистые растения
  Деревья и кустарники
  Насекомые-вредители
  Водные беспозвоночные
  Дневные бабочки
  Рыбы
  Амфибии
  Рептилии
  Птицы, гнезда и голоса
  Млекопитающие и следы
Фото растений и животных
  Систематический каталог
  Алфавитный каталог
  Географический каталог
  Поиск по названию
  Галерея
Природные ландшафты мира
  Физическая география России
  Физическая география мира
  Европа
  Азия
  Африка
  Северная Америка
  Южная Америка
  Австралия и Новая Зеландия
  Антарктика
Рефераты о природе
  География
  Геология и почвоведение
  Микология
  Ботаника
  Культурные растения
  Зоология беспозвоночных
  Зоология позвоночных
  Водная экология
  Цитология, анатомия, медицина
  Общая экология
  Охрана природы
  Заповедники России
  Экологическое образование
  Экологический словарь
  Географический словарь
  Художественная литература
Международные программы
  Общая информация
  Полевые центры (Великобритания)
  Международные экспедиции (США)
  Курс полевого образования (США)
  Международные контакты
Интернет-магазин
Контакты
  Гостевая книга
  Ссылки
  Партнеры
  Наши баннеры
  Карта сайта

Если Вам понравился и пригодился наш сайт - кликните по иконке "своей" социальной сети:

Объявления:

АгроБиоФерма «Велегож» в Подмосковье приглашает!
Принимаются организованные группы школьников и родители с детьми (от 12 до 24 чел.) по учебно-познавательной программе "Введение в природопользование" Подробнее >>>

Отдых и апартаменты в Болгарии
Предложение для тех, кто любит природу и уединение и хочет отдохнуть на тёплом море дёшево и без посредников: от 20 евро в сутки за трехкомнатную квартиру на море!

Биологический кружок ВООП приглашает!
Биологический кружок при Государственном Дарвиновском музее г.Москвы (м.Академическая) приглашает школьников 5-10 классов на занятия в музее, экскурсии по вечерам, учебные выезды в природу по выходным и дальние полевые экспедиции в каникулы! Подробнее >>>

Бесплатные экскурсии в музей Пиявки!
Международный Центр Медицинской Пиявки приглашает посетить музей и узнать о пользе и вреде пиявок, их выращивании, гирудотерапии, лечебной косметике и многом другом... Подробнее >>>

Здесь может быть бесплатно размещено Ваше объявление о проводимом Всероссийском конкурсе, Слёте, Олимпиаде, любом другом важном мероприятии, связанном с экологическим образованием детей или охраной и изучением природы. Подробнее >>>

Мы публикуем на нашем сайте авторские образовательные программы, статьи по экологическому образованию детей в природе, детские исследовательские работы (проекты), основанные на полевом изучении природы. Подробнее >>>



[ sp ] : ml об : { lf }
 
Данная страница содержит одно из литературных произведений Владимира Поликарповича Назарова - журналиста, писателя и фотохудожника из Сибири. Данное произведение является составной частью его книги "ПЕСНЬ И ПЛАЧ МАТЕРИ-ЗЕМЛИ", опубликованной на нашем сайте.

Пожалуйста, ставьте гиперссылку на сайт www.ecosystema.ru если Вы копируете материалы с этой страницы!
Во избежание недоразумений ознакомьтесь с правилами использования и копирования материалов с сайта www.есоsystеmа.ru
Пригодилась эта страница? Поделитесь ею в своих социальных сетях:

В.П. Назаров

ОНИ МОГЛИ БЫ ЖИТЬ ... КАК ШЕЙХИ!

... Ровно четырнадцать лет назад я опубликовал в газете «Нефтеюганский рабочий» серию проблемных материалов о стойбищных хантах Нефтеюганского района. В 1990 году, прямо скажем, им жилось нелегко!... Поэтому рубрика для моих статей, репортажей и заметок была соответствующей: « Проблемы выживания коренных народов». А заголовок одного из материалов недвусмысленно гласил: «Трущобы... для миллионеров». В нем-то я и процитировал откровения редактора зарубежного журнала «Континент» В.Е. Максимова по поводу малых народов Тюменской области: «На свою нефть эти народы могли бы жить, как шейхи, могли бы летать на собственных самолетах и ездить в «Мерседесах» с золотыми ручками. А прозябают на уровне чуть ли не каменного века... ».

ОНИ МОГЛИ БЫ ЖИТЬ ... КАК ШЕЙХИ! Фото В.П. Назарова

Фото В.П. Назарова

Далее в заметке речь шла о жителях стойбища Данилы Степановича Каюкова: его больной жене Нине Александровне, их детях, не имеющих возможности получить полноценное образование. «Его маленькие дети, — писал я тогда, — лишены самого необходимого, их здоровье и жизнь в опасности. Отсутствие полноценного питания, антисанитария... не могут не отразиться и на психике обитателей стойбища... »

Ни я, ни мой редактор (пропустивший эти строки в печать) не знали еще тогда, что жизнь повернется к аборигенам еще более суровой — рыночной! — стороной.

Но вернемся к тем давним публикациям.

Был я в 1990 году в знаменитом стойбище Пунси. Познакомился с Аристархом Николаевичем Каюковым (ныне покойным), с его соседями — семьями Александра Дмитриевича Каюкова и Ирины Михайловны Каюковой.

Александр Дмитриевич и его жена Прасковья Даниловна родили троих детей: Анатолия, Славу и Татьяну. Молодую девушку я запечатлел на фотопленке: симпатичный овал лица, густые волосы, красивые глаза. Она в платке и национальной одежде; в свои тогдашние двадцать с небольшим лет Татьяна прекрасно справлялась с выделкой шкур, шитьем кисов из оленьего меха, приготовлением пищи и т.д. Но хотелось Танюше в Угут, к своему жениху! А папу, маму и младшего братишку (старший Анатолий служил в Германии) бросать боялась: все-таки им помощница!

В областной газете я в тот же год опубликовал другую большую статью «Время жить или время умирать... ». (Она, увы, оказалась пророческой: спустя некоторое время главный герой моего материала Аристарх Николаевич Каюков трагически погиб! — В.Н.). В то время на стойбище Пунси жило всего пять семей, человек двадцать, не больше. По соседству с Аристархом (в 11-14 километрах) располагались юрты Лазаря и Павла Каюковых (Лазарь Николаевич тоже ушел из жизни в 2003 году! — В.Н.).

О чем же говорил четырнадцать лет назад Аристарх? О том, что когда в стойбище кто-то заболеет и нужно срочно вызвать санитарный вертолет, то надо на «Буране», оленях или пешком бежать 60-70 километров до ближайшего селения Каюковы на Большом Югане. Рации в стойбищах отсутствовали. В то же время вокруг хантыйских стойбищ творился настоящий беспредел геологоразведчиками, буровиками, добытчиками недр. Так между конечным отрезком бетонки (у ДНС «Майская» НГДУ Майскнефть) и озером Тупси-Лор исчез навсегда великолепный сосновый бор — частью был вырублен, частью сожжен. Нефтяные разливы грозили верховьям рек Малый и Большой Балык, Большой Салым и Большой Юган. В 1989 году сгорел на большом участке лес в верховьях речек Кетмыгей и Малый Балык — это как раз родовые угодья Каюковых. Виновных, как всегда, не нашли...

Площадь угодий, на которых проживают и охотятся семьи хантов, составляла тогда примерно 3000 квадратных километров: с севера на юг 40-50 км и с запада на восток — 60-70. По здешним меркам, не так уж и много!...

Итак, в 1989-1990 годах советская система была при издыхании! Но дела по-прежнему творила черные!...

Кратко перескажу дальнейшее содержание статьи. На пять хантыйских семей в стойбище Пунси четырнадцать лет назад имелось около семидесяти голов оленей: единственное стадо в Нефтеюганском районе! Оно хищнически уничтожалось не столько волками, сколько ... двуногими (стадо ежегодно редело на 4-5 оленей! — В.Н.). «Покорители», то бишь свирепые браконьеры — те же, кстати, геологи, буровики, нефтяники — не стеснялись бить домашних животных чуть ли не на глазах у хозяев!

Но больше всего Аристарха тогда волновала участь островков нетронутой девственной природы в лесных урочищах вокруг озер Тупси-Лор, Большое и Малое Каюково, где тогда еще водились соболь, красная лисица, горностай, белка, рысь; а реки и озера были богаты рыбой, в них жили норка, выдра, ондатра. Заболоченная местность служила отличным местом для гнездования водоплавающей дичи (именно здесь можно было увидеть многочисленные стаи красавцев-лебедей).

Мой герой с тревогой говорил о факторе беспокойства, вносимом в уникальную природу геофизическими партиями, буровиками и нефтяниками. (Это уже тогда заставляло зверей и птиц покидать свою родину! — В.Н.).

Стойбищные ханты без природы существовать не могут. «И не исчезнут ли скоро последние ханты, — взволнованно говорил Аристарх Николаевич, — как уже практически исчезли с лица земли семьи Очимкиных, Яшкиных, Сатариных, Немчиновых, Сарантеевых, Салтыковых, Мумраковых, Мултановых, веками проживавших там, где сегодня частокол буровых вышек, город Нефтеюганск, поселки Пыть-Ях (вскоре тоже стал городом! — В.Н.), Мамонтово, Пойковский. Мы не можем и не хотим уходить со своих родовых угодий. Просто мы не в состоянии привыкнуть к вашему укладу, выжить в ваших городах и поселках... ».

Да, положение и в 1990 году было очень серьезное! Сургутский коопзверосовхоз (к которому формально относились рыбаки и охотники Каюковы) почти ничем не обеспечивал своих подопечных; очень многое приходилось приобретать с рук, расплачиваясь с частником рыбой, пушниной. А Тюменьнефтегеофизика, безжалостно бившая по охотугодьям Каюковых сейсмопрофили, лишала и зверя, и рыбы!...

Жители стойбища Пунси писали по этому поводу гневные письма в высокие инстанции, требуя оградить от вмешательства «покорителей» (заказчиком всех разведочных работ было... производственное объединение Юганскнефтегаз! — В.Н.) свои родовые угодья в границах озер Большое и Малое Каюково, речки Ян-Игый, Кульм-Ега и Большой Салым; включить эти угодья в зону приоритетного природопользования (по южным границам Майского и Ефремовского месторождений нефти и на востоке — по границе с Сургутским районом). Аборигены были категорически против строительства в их родовых угодьях дополнительного продуктопровода!...

Вот так! Приходилось чуть ли не в одиночку бороться с громадной бюрократической ведомственной машиной! И главное они, маленькие лесные люди, тогда сделали: юрты Пунси не исчезли с лица земли!...

А вот еще статьи: «Когда пуст омет... », «Выселенные в ... болота», «Сяду я на нарту, песню запою... ». В них — та же боль, та же тревога жителей стойбищ Нефтеюганского района за свое будущее, за свою жизнь.

«Все чаще охотник-ханты Данила Степанович Каюков не может добыть соболя и другого зверя» — гласил подзаголовок одного из моих материалов. Весной 1990 года этот другой мой герой сумел сдать пушнины всего на четыреста с небольшим рублей: немного белки, росомаху, волка. Когда в декабре шел к заветным путикам, то вместо приветливой зеленой тайги встретили Данилу... черные горельники.

Выручили эту бедную хантыйскую семью лишь кедровые орехи да ягоды, которых Каюковы осенью 1989 года сдали на несколько тысяч рублей. На них и пришлось жить потом более года главе родового угодья, его жене Нине Александровне и двоим маленьким их детям — Аристарху и Егору...

«Увы, в прошедшем охотничьем сезоне, — писал я тогда, — Данила Степанович чаще ездил по больницам, чем охотился. Болеет сам (лечился не так давно от туберкулеза), болеет жена (то же заболевание!), болеют дети (у младшенького было воспаление легких)».

Сказал я тогда в нашу встречу с Данилой, что, мол, от туберкулеза хорошо помогает... медвежий жир! На это он горько ответил: «Знаю, знаю, только где его взять? Медведей в наших краях давно нет, вот и росомаху первый раз в жизни увидел».

Рядом на стойбище в то время жил пятидесятилетний отец Данилы — Степан Егорович Каюков, а с ним три брата Данилы: Ефим (было 11 лет), Леонид и Давыд (было 6 и 8 лет); а также маленькие сестры Анастасия, Валентина, Мария. Всего одиннадцать душ, из которых добытчиками по сути являлись лишь двое.

И осенью 1989 года Данила Степанович все же сумел добыть двух лосей, отстрелял с десяток-другой глухарей, рябчиков, тетеревов. (Рыба — язь и плотва — больше летняя пища хантов, корм для неохотничьих собак. — В.Н.). Оленей семьи С.Е.и Д.С. Каюковых уже тогда, в 1990 году, не держали: последние животные умерли от болезней еще в конце семидесятых годов.

«Олешки остались у Лазаря, Аристарха, Василия и Николая, — грустно говорил мне Данила, — раньше много браконьеры пакостили. И сейчас только в больших загородках пасем олешек, иначе разбегутся и пропадут».

«Идиллия» советского времени? Она была только на бумаге у больших цэковских партработников! Простые смертные в конце 90-х годов прошлого уже века не жили, а ... выживали!... Того же Д.С. Каюкова спасал от голода «Буран»: на нем возил из Куть-Яха (за 45-50 километров) муку, сахар, дрожжи, чай, спички. («Вертолета можно ждать месяцами и не дождаться». — написал я в своей статье. — В.Н.).

Что еще? Тогда заготовители Сургутского КЗПХ бессовестно обманывали безграмотных лесных людей при приемке даров природы. Рыбу же вообще не принимали; добытая хантами, она быстро сгнивала летом.

Семья Данилы всегда жила по Большому Салыму; лишь после смерти деда перебрались вверх по течению, поскольку серьезно начали тревожить пришельцы-покорители... «Из сегодняшнего стойбища им уезжать уже некуда... » — добавил я в той давнишней статье...

А старый ханты Степан Егорович Каюков прямо сказал корреспонденту, что не хочет, чтобы его дети покидали стойбище. Но чтобы продолжили семейную традицию и стали охотниками и рыбаками...

От стойбища Данилы Степановича, писал я в конце статьи, до изб Аристарха, Лазаря, Павла, Антона и Алексея Каюковых, Василия Когончина расстояние разное — 20-50 километров. Почти у всех них дети — будущее маленького народа ханты. Но будущее это возможно лишь при условии сохранения северной природы, того крошечного в масштабах страны пятачка, где еще теплится жизнь аборигенов...

Смотрю, перебираю свои старые статьи, заметки, фотографии. Вот на снимке Варвара Дмитриевна Каюкова с сыном Николаем («... претендует на свои родовые угодья на территории Салымского сельсовета; будут олени — будут шкуры, будет и обувь и одежда для семьи хозяина родовых угодий» — написано мною в текстовке к газетному снимку. — В.Н.).

А вот три больших материала (публиковались в трех номерах «Н.Р.») под общим заголовком «Выселенные в ... болота». Мой фотоаппарат в том же 1990 году запечатлел Федосью Филипповну Когончину с дочерью; Марию Ефимовну Каюкову, одну их хранительниц хантыйского рода (к сожалению, тоже покойную! — В.Н.); стойбищную семью Василия Егоровича и Нины Савельевны Каюковых с дочерью Анечкой; снова В.Д. Каюкову со своими многочисленными дочерями и сыновьями, осиротевшими после смерти 50-летнего отца Ивана Николаевича Каюкова.

Все эти люди свои четыре стойбища (с численностью проживавших 38 человек) вынуждены были устроить на отдаленных труднодоступных маленьких островках песчаной земли среди болот, вдали от рек и озер. Из-за отсутствия водоемов потребляли болотную воду, добывая ее из ям, выкопанных в торфяной жиже.

Отступление.

Из моей читательской почты (за 1992 год). «В 1979-80 годах так называемый Салымский леспромхоз в буквальном смысле выкосил чуть не половину прекрасных сосновых боров, — написал мне салымчанин Ю. Мусатов. — Я приехал в Салым десятью годами раньше и застал Салымский край почти нетронутым. Был это красивейший, богатейший край! Ныне варварская заготовка леса леспромхозами загубила не только большую часть лесных угодий родовых хантов, но и губит многочисленные ручьи, речки и озера. Нужно создать охранную зону, запретить всякое промышленное освоение в районе Сыркового озера, вдоль речки Ай-Ега. То же самое надо сделать и на Соровских озерах, тем более, что и там ранее проживали ханты. Я сам в прошлые годы по берегам озера встречал хантыйские захоронения, да и в настоящее время недалеко от Соровских озер проживает несколько семей хантов... ».

(Писал мне Юрий по поводу моей же опубликованной статьи «Вольный град Салым», где затрагивался больной вопрос разработки Салымских нефтяных месторождений только что созданной фирмой «Эвихон»).

За 12 прошедших лет Салымский лесхоз (хозяин здешних лесов) отгрохал себе шикарный многоэтажный кирпичный особняк; несколько в лучшую сторону преобразился и поселок. Но тот нетронутый краешек природы, что расположен к югу от Салыма, все еще под угрозой уничтожения, как и местные реки и озера. (Об этом «Н.Р.» писал в 2002 году в статье «У нас еще «слишком много» природы»).

Далее из письма Ю. Мусатова: «... Есть в пяти километрах от Салыма озеро, мы называем его Карасевым; расположено оно рядом с продуктопроводом. Так это озеро вначале рванули взрывчаткой, видимо, желая запастись карасем на всю оставшуюся жизнь, а позже дополнительно сюда слили отработанный метанол. Кто это сделал, гадать много не надо! Нефтяники!... ». И все это, еще раз подчеркну, творилось в советское время, о котором ныне столько ностальгии!

Вот почему и вынуждены были уйти на болота салымские ханты. От безысходности, от беды, нависшей над их родиной — прекрасным Салымским краем!

И снова цитирую свою статью за 1990 год: «... многие семьи поставлены на грань выживания, ибо туберкулезом, другими страшными болезнями в стойбищах болеют уже маленькие дети. По-прежнему жители отдаленных стойбищ не имеют постоянной и квалифицированной медицинской помощи... В стойбищах продолжается падеж оленей — основы существования хантыйских семей. В то же время другие необходимые продукты питания завозятся коренным жителям крайне редко».

Юго-западные стойбища района в начале 90-х годов не были даже нанесены на карту: редкие вертолеты туда добирались с... провожатыми из Салыма!...

«Орехов, ягод в прошлом (1989) году сдали всего на 1400 рублей, — говорит Федосья Филипповна, — немного, все поблизости выбрали приезжие... » — написал я тогда в своей статье. В семье Когончиных на тот период было двое малых детей, о которых повседневная забота почти полностью легла на мать. А отец Антон Александрович часто пропадал в тайге: в охотничий сезон 1989 — 1990 годов добыл и сдал девять соболей (белки на сей раз не было, не «уродилась»). Доход у семьи был невеликий, хотя могли бы держать оленей (последние погибли еще в начале 80-х), если бы они надежно обеспечивались ветеринарной помощью, производилось обновление стада. (В последние годы сургутские ханты перегнали в свой район из заполярья тысячу голов оленей; мы — ни одной!. — В.Н.).

Взамен мяса Когончины вынуждены были выращивать... картошку, но на кислых торфяных почвах она получалась с ... горох.

А тут нефтяное ведомство затеяло строить дополнительный продуктопровод: ясно, что пришлые люди распугают и уничтожат остатки дичи в тайге, да леса пожгут без всякого зазрения совести!... Вот и жили Когончины и на болоте, как на... пороховой бочке. Ожидая, что уничтожат и это их последнее стойбище...

Советская власть, оказывается, не шибко-то привечала сирых и убогих. И пример тому — другое стойбище, Василия Егоровича и Нины Савельевны Каюковых с шестью детьми. «Из всех хантыйских стойбищ, виденных мною в Нефтеюганском районе, это показалось мне наиболее жалким и убогим, — напечатал я такие строки в 1990 году в «Н.Р.». В то время многодетная семья не получала абсолютно никакой помощи от государства в деле воспитания детишек; у Ефима, Марии, Давыда, Леонида Каюковых поначалу отсутствовали даже... свидетельства о рождении, а райисполком Нефтеюганского района цинично обещал выделить пособий на каждого ребенка рублей по... десять!

Умерший до моего посещения стойбища муж Маины Ефимовны — Филипп Егорович был родным братом Василия Егоровича. Ничего и последний не нажил в жизни, кроме болезней... Были больны и многие его дети (маленькая Дуся была от рождения слепой, но как инвалид с детства (первой группы!) тоже ничего не получала от государства. «Родители — нищие люди — вряд ли смогут обеспечить будущее 8-летнему Алеше Каюкову или 10-летней Маше», — писал я тогда, в 1990-м! Правда, старшая дочь Аня была в то время уже прекрасной помощницей папе и маме: умела выделывать шкуры, вялить лосиное мясо и рыбу, шить изделия из оленьего меха, приготовить немудреный обед и т.д.

В статье об этой беднейшей семье я упоминал, что она осталась в 1990 году почти без средств к существованию. А ведь когда-то Василий Егорович держал сто и более оленей (в зиму 1989-1990 годов осталось только... пять голов; «постарались» и волки, и браконьеры).

Осенью над стойбищем хищно кружили вертолеты с пришельцами, вооруженными непомерной величины кузовами, ведрами, мешками. Обшарили, ободрали все окрестные ягодные плантации...

Не было у Василия Егоровича на тот (советский) период ни добрых сетей, ни даже прочной веревки к неводу. За всю жизнь абориген не обзавелся «Бураном»! Изба — полуразвалившаяся, всего один хозяйственный амбар, под которым хранятся доживающие свой век нарты. Весь домашний скарб можно было уместить на одну оленью упряжку...

В состоянии ли были власти и ведомства помочь беднейшей хантыйской семье? Безусловно! Мне тогдашний землеустроитель райисполкома Валерий Кислов толковал: «Ягельников в родовых угодьях Каюковых достаточно, они бы прокормили не одну сотню оленей. Надо лишь закрепить эти земли официально в качестве оленьих пастбищ». Не сделала этого районная власть советского пошиба, предпочитая вгонять в гроб беззащитных и слабых...

Но перейди ягельники в категорию сельскохозяйственных угодий — пользователи-промышленники не стали бы столь бездумно отторгать территории проживания коренных народов. За каждый гектар уничтоженных оленьих пастбищ им пришлось бы платить по 7-11 тысяч рублей (в ценах 1990 года).

В тот переломный, советский еще, год я много писал с болью в сердце о нищете, убогости жизни наших аборигенов, сравнивая ее с сытой, состоятельной и богатой жизнью алеутов Аляски, еще в 70-х годах создавших Федерацию коренных народов этого северного края, с которой вынуждены были считаться власти. Федерация как раз была занята прежде всего охраной окружающей среды в Арктике...

А у нас тогда, в начале 90-х, даже съезд малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока не принял Женевскую Декларацию о правах аборигенов! Под давлением что ли тех же коммунистов и советской власти...

После падения СССР и коммунизма в России настал черед рыночных реформ, в которые, увы, еще далеко не вписались нынешние аборигены и вряд ли когда впишутся (об этом — в отдельной статье!)! Хотя окружной Думой, Правительством ХМАО много сделано и делается в этом направлении. Наконец-то официально закреплены за аборигенами родовые угодья на территориях приоритетного природопользования. Хозяйственникам были немножко пообломаны руки: теперь они вынуждены спрашивать разрешения у стойбищных хантов придти к ним с буровыми, дорогами, станками-качалками! Заключаются ежегодно экономические соглашения с владельцами родовых угодий, где производится добыча нефти. Приняты и выполняются многие социально-экономические программы, направленные на улучшение жизни малочисленных коренных народов Севера, такие как «Жилье — аборигенам», «Трудозанятость коренного населения», «Дети Севера». Рассчитаны они на 2002-2006 годы... Кстати, стойбищные ханты сегодня обеспечиваются рациями, дизель-электростанциями, лодками и лодочными моторами, снегоходами «Буран» и многим другим. Но не все, больше только свои, «нефтяные»...

На мой взгляд, нет по-прежнему должного внимания к нашей хрупкой северной природе, к восстановлению в полном объеме нарушенных экосистем. Сургутяне и тут снова впереди нас: 5 декабря 1997 года вышло постановление губернатора ХМАО «Об особых условиях разработки Тянского месторождения», где сосредоточено наибольшее количество хантыйских стойбищ. Годовая добыча нефти здесь приближается уже к 10 млн. тонн, но месторождение по-прежнему эксплуатируется в особом режиме; здесь осуществлен целый комплекс мероприятий, позволивших создать так называемую «промышленную резервацию», где под промышленное освоение будет отведено всего... 5 процентов территории, что соответствует самым строгим нормам мировых стандартов природопользования. (Об этом я уже писал в 2003 году: ко времени выхода месторождения на полную проектную мощность удельные значения земель, находящихся в пользовании, водопотребления, количества кустовых площадок, протяженности трубопроводов в пересчете на тысячу тонн добытой нефти будут одними из самых низких в Западной Сибири!!! Наверное, это один из самых значимых подарков нынешних демократических властей заканчивающемуся Десятилетию коренных народов мира, которое было объявлено ООН в 1994 году, уже после моих жестких, критических публикаций. (Думаю, что они дошли до... Всевышнего! — В.Н.).

Значит, можно не гробить, не калечить природу, столь необходимую аборигенам!

И это вселяет хоть какую-то надежду на лучший исход нынешнего противостояния между коренными народами и нефтяниками, газовиками, дорожниками.

Читать дальше >>>


Читайте другие литературные произведения Владимира Поликарповича Назарова из книги
"ПЕСНЬ И ПЛАЧ МАТЕРИ-ЗЕМЛИ" в трех частях:

Часть 1. "Природная лирика",
Часть 2. "Экологическая публицистика"
Часть 3. "Александр Меркер и его поросль"

Смотрите также фотографии природы Западной Сибири (автор - В.П. Назаров)

Автор книги "Песнь и плач Матери-Земли" Владимир Поликарпович Назаров


Поделиться/Share:
Обращение с посетителям сайта



: ml : [ stl ] [ pp ]


Порекомендуйте нас в "своих" социальных сетях:
- share this page with your friends!
Поддержать сайт / Donate


© Экологический центр "Экосистема"™, А.С. Боголюбов / © Field Ecology Center "Ecosystem"™, Alexander Bogolyubov, 2001-2016